«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… «Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

КАМЕНЬ, КОТОРЫЙ ПЛАЧЕТ…

КАМЕНЬ, КОТОРЫЙ ПЛАЧЕТ…

В Бахчисарае, который с детства я любила за пушкинский «фонтан», никогда не видя его прежде, но живо представляя, мучаясь и жалея несчастную ревнивицу Зарему….пусто и ветрено.

Желающих посетить ханский дворец мало… Не сезон. Да, кажется, и не до дворца в зимнем, ветреном Крыму с постоянным отключением то света, то воды… Но мы мужественно купили билеты: никогда не знаешь, когда именно исполнится мечта, когда пошлет тебе Всевышний то, что хотел увидеть, да не складывалось… И вот тут, пробегая по когда-то роскошным покоям, проклиная ни на что не хватающее время, и остановившись под строгим взглядом татарки-смотрительницы, слышим вопрос, а кто из вас знает историю этого фонтана? Ту самую, которая заставила в свое время Пушкина затаить дыхание…После чего и родились божественные строки: «Фонтан любви, фонтан живой…»

Переглядываемся и понимаем, что нет, не знаем…

И она рассказывает…Как жил был правитель, настолько жестокий, что сердце его сравнивали ни с железом, ни со скалой, а с клочком шерсти, падающим беззвучно…ничего не могло заставить трепетать такое сердце… И, поскольку нет для любви законов в этом мире, влюбился он в прекрасную девушку из своего гарема. И не мог нарадоваться своей любви. А та, тоскуя по родине, зачахла и умерла… И, сам себе удивляясь, жестокий правитель вдруг почувствовал боль в груди, там, где живет душа… И сердце его превратилось в мягкий воск…Тогда он вызвал придворного скульптора и сказал: Теперь я знаю, что камень может плакать…Сделай так, чтоб это все увидели, и чтоб это было навсегда…

И появился фонтан… Капля за каплей падает в чашу души скупая мужская слеза… Наполняется чаша, переливаются слезы, и вновь капают…Идут годы, проходят столетия… Ничего не меняется – капают слезы…

Когда-то кто-то, может быть, такая же смотрительница рассказал эту легенду Пушкину… И он, услышав этот рассказ, выбежал во двор, сорвал две розы, и положил на чашу фонтана… «Принес я в дар тебе две розы…» Они и сейчас лежат там – белая и красная… И камень по прежнему плачет. А рядом задумавшись о чем-то своем, далеком от ханского дворца так же, как и от дворца петербургского, грустит сам Пушкин … И строгая смотрительница с такой любовью смотрит на бронзовую кудрявую голову, что кожей чувствуешь это жаркое, разноликое, открытое сердце Крыма – греческого, украинского, русского, татарского…Пушкинского…

 

 

 

 

 

 

 

Top