«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… «Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

МОЖНО СКАЗАТЬ, ВСЮ ЖИЗНЬ…

МОЖНО СКАЗАТЬ, ВСЮ ЖИЗНЬ…

Москва такая разная, весенняя, дождливая, с припекающим солнышком, то и дело, прячущимся за тучи, с детства знакомая и заново узнаваемая каждый раз…

Веселой стайкой спешащая молодежь с разрисованными наколками руками-ногами – от «Forever» и ставших привычными японских иероглифов до выколотого портрета целого Есенина с игривой надписью-цитатой из бессмертного произведения…  

Рассеянно выходящие из дорогих автомобилей с нарочито равнодушными лицами чиновники перед Государственной Думой…

Строгие полицейские и услужливые официанты… Москва, одним словом…

Сколько себя помню, с самого детства, когда бабушка, так и не сумевшая до конца привыкнуть к Грузии, хватала меня в охапку и отправлялась сначала к своим сестрам, а потом к старшему сыну… Куда? Как куда, в Москву, конечно!

В Москву, где продавалась красивая школьная форма и тетрадки с глянцевыми обложками – почему они продавались только там, непонятно, в Москву, где можно было, выстояв рабочий день в очереди в ГУМе или перекупив у находчивых пенсионеров «место», достать…страшно подумать – финские сапоги… В Москву бородинского хлеба и сырокопченой колбасы, которых у нас тоже почему-то не было… 

И, конечно, в Москву театров с афишами, а на афишах - лица актеров, которых мы видели лишь по телевизору, а они тут вот, живые и настоящие – можно рукой потрогать…

…Я вас люблю столица, - пел с голубого экрана знаменитый певец, - и все население огромной страны подпевало ему…. «Можно сказать, всю жизнь…»

Москве не надо было ничего делать, чтобы понравиться нам всем, ровным счетом ничего… Мы ее любили априори.

С музеями, мавзолеем, бесконечными эскалаторами в метро, самодурами-таксистами, невозможностью попасть в гостиницу, и мороженым «Лакомка»… Москве не надо было стараться, улыбаться, быть отзывчивой и гостеприимной… Ей было достаточно просто быть. И все.

Оленеводы и сталевары, шахтеры и агрономы привозили в Москву своих детей, чтобы показать им великолепие и мощь, чтобы объяснить им, к чему надо стремиться… Из далеких аулов, сел и станиц, из бараков, изб и многоэтажек, от разбитых дорог и далеко не всегда устроенного быта… Сюда, к звездам Кремля и брусчатке Красной площади… Все мы прошли эту дорогу с любовью и безусловным признанием необыкновенности Москвы и молчаливого почтения перед небожителями, то бишь, москвичами…

И хотя изменилось не просто многое, все почти изменилось, эта любовь неискоренима, судя по всему…

С таким же безусловным признанием московской необыкновенности мы приезжаем сюда из разных концов мира, из залитых светом городов самых продвинутых стран, из роскошных пентхаузов и очаровательных вилл на берегах теплых морей, чтобы пройтись по этим знакомым с детства и узнаваемым заново каждый раз улицам…

С мороженым «Лакомка» в руке, напевая: «Я вас люблю, столица…»

 

 

 

 

 

 

 

Top