«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… «Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

О СЧАСТЬЕ И БОЛИ

О СЧАСТЬЕ И БОЛИ

Все символично, все неслучайно, и Киев, цветущими каштанами тронувший сердце, и май, и Евровидение, и радостные туристы на улицах, и песни о любви, и, конечно, счастье обнять родных людей…

Мою зеленоглазую троюродную сестру Вареньку будущий муж впервые увидел в Ереване, куда он – сирийский армянин – приехал «за невестой».  Обещание взять в жены девушку с далекой прародины он дал своей бабушке, попавшей в Сирию ребенком после кошмара армянского геноцида.

Увидел Вареньку и понял: она! Воспитанная в строгих традициях, сестра моя знакомиться с ним на улице не стала, да что там знакомиться, разговаривать даже не подумала. А он, проявив завидную настойчивость, разыскал адрес и телефон и пришел свататься по всем правилам.

Кто скажет – судьба, кто назовет провидением, но роскошная свадьба состоялась в мало кому известном тогда городе Алеппо. Венчались молодые в старинной армянской церкви – Алеппо вообще был, оказывается, армянским городом. А Сирия чуть ли не единственной страной, открывшей в свое время двери для людей, переживших ад резни…

Семейный альбом хранит фотографии ослепительно красивой юной невесты в кружевном облаке и бесконечную череду гостей с подарками в маленьких бархатных коробочках… 

Варенька рассказывает о Сирии с грустью и благодарностью – это была страна, где никогда не притесняли христиан, где мечети мирно соседствовали с греческими, армянскими церквями и католическими храмами.

И рассказ ее – эхо геноцида, болью отдающееся в поколениях, то, что болит даже у тех, кто родился через десятки лет после трагедии… Потому что вся история семьи, все воспоминания, все прошлое – об этом…Потому что забыть – а значит, предать память - невозможно.

В Алеппо, который сегодня только с обстрелами и бомбардировками и ассоциируется, Варенька ходила на свадьбы и крестины, в гости к родственникам мужа и друзьям, там родила своих детей…

Мы сидим за гостеприимным столом в ее теплом и радостном киевском доме… и не можем наговориться.

Мой уже почти как двадцать пять лет зять Ованес (Джон, как его здесь называют) рассказывает о том, как они успели уехать из Сирии до того, как началась война, о том, в каких странах ему довелось жить и работать перед тем, как обосноваться в Украине…

- Самые добрые, самые верные друзья у меня здесь, - на русском, перемежаемом украинским говорит Джон, - здесь мой дом, здесь мой бизнес, здесь моя страна…

Уехавшие из Сирии в Америку родители долго не могли понять, почему сын так прикипел душой к Украине…

- Я знаю, - улыбается Джон, - здесь у людей есть сердце, а это самое главное… И все у нас будет хорошо, только бы мир был, только бы мир…

А еще он говорит, что вкус греческих оливок напоминает ему детство и рассказы бабушки о тех краях, где она родилась…

 

 

 

 

 

 

 

 

Top