«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… «Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

ПРО ГРЕЧЕСКУЮ ДНК И «МОСКВУ» НА ГУДЗОНЕ

ПРО ГРЕЧЕСКУЮ ДНК И «МОСКВУ» НА ГУДЗОНЕ

- Инга, объясни, в чем суть шумихи вокруг Македонии? – мой московский приятель никак не может взять в толк, что именно вывело на улицы северной столицы Греции почти миллион человек… - Мы, к примеру, не парились бы по поводу «Москвы» на Гудзоне…

А мы – паримся, вот и все! Как тут объяснить?! Пожалуй, словами другого, тоже, кстати, московского приятеля: «Только Скопье, а не Македония, только Константинополь, а никак не Стамбул… Это и есть ДНК каждого грека, наш генетический код памяти и, в конце концов, совесть, катехизис грека и гречанки. Все остальное - от Лукавого…»

Спор о названии соседнего государства – давний. Помнится, впервые пересекая греческую границу, я увидела в руках у таможенника спичечный коробок, на котором было написано: «Македония – одна. И она – в Греции».

- Конечно, одна, - согласилась я с надписью, чем мгновенно заслужила всеобщую симпатию.

Но это были просто слова, констатация факта. За годы жизни в Греции я научилась не просто констатировать факты, я научилась их… чувствовать. Потому что стала по особенному понимать боль потери, потому что у меня - полуармянки-полугречанки, воспитанной русской бабушкой в советской Грузии - проснулась генетическая память, потому что ДНК… Объяснить документально, опираясь на первоисточники и толстые тома исторических справочников – не могу. Сердцем – знаю!

- Скажите, что меняется от того, что греки называют Стамбул Константинополем? – недоумевают многие, на всех картах мира этот город обозначен как Стамбул.

А грекам все равно, как он обозначен. В греческом языке есть только одно название у этого города и другого быть не может априори.

Греки много раз теряли: территории, богов, имена и названия. Но есть генетическая память, есть ДНК…

И хоть нам не очень повезло с соседями (а кому с ними повезло, скажете вы), мы понимаем, что дьявол кроется в деталях, и за уступкой с названием, могут последовать следующие притязания…

И даже если голоса миллиона человек не будут услышаны, и спор с названием Македонии будет проигран, это, по большому счету не имеет никакого значения. По крайней мере, для греков, которых никакое международное признание, директивы и резолюции  не смогут заставить называть Скопье иначе. Потому что обозначена позиция. Потому что ДНК.

Пусть юристы шелестят бумагами, поднимая законы и документы. Пусть кутаются в шарфы нерадивые наши политики, пусть прячут глаза дипломаты и пусть будет стыдно моим коллегам, не захотевшим писать о митинге в Салониках: Македония – одна, и она в Греции.

 

 

 

 

 

 

 

Top