«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… «Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

ДА НЕ ПОВТОРИТСЯ ТАКОЕ НИКОГДА… Елена Григорьевна Сопилиди (Каракасиди), 26 августа 1916 года, г. Анапа

ДА НЕ ПОВТОРИТСЯ ТАКОЕ НИКОГДА…

  • 26/09/2016
  • 504
Эти простые бесхитростные воспоминания о своих родных прислала в редакцию Нина Георгиевна Сопилиди из Казахстана. В письме ее много боли о несправедливо осужденных, тоски о неправедно забытых. В нем нет только одного – гнева…

Эти строчки – страшная летопись страны, считавшейся когда-то самой гуманной страной в мире, страной, где «вольно и свободно дышит человек».

Это была удивительная страна – там высылали и заключали в тюрьмы семьи тех, кто сражался на фронте, там могли осудить за слово, там, спустя годы, извинялись – как будто можно извинениями сложить заново искромсанные в лохмотья судьбы…

И нельзя отмахиваться от этой летописи, потому что, лишь признав и осудив все происходившее, можно надеяться, что такое никогда больше не повторится…

Воспоминания Нины Георгиевны Сопилиди о предках, родных, воевавших братьях, погибших и пострадавших, высланных по национальному признаку и репрессированных в те страшные времена в СССР… и реабилитированных.

Мой дед по матери Каракасиди Григорий Панаетович родился в Трапезунде в 1870 году; с 1923 г. проживал в г. Анапе, жена его, моя бабушка Панаила Харлампиевна 1878 г.р. Имели они восьмерых детей (двое умерли рано). Работали на виноградниках в Сукко. В 1938 деда забрали и посадили в тюрьму, пытали и требовали деньги – «золото давай». Но ведь столько детей и такой тяжелый крестьянский труд не давал возможности больших заработков. В 1939 году он умер в тюрьме города Анапы.

В 1942 году, в июне, семью – бабушка и детей: Елену Григорьевну 1916 г.р.(мою маму), Ивана Григорьевича 1919 г.р. выслали из Анапы. Вышли из дома 8 июня 1942 года – через Тоннельную (мама несла швейную машинку в деревянном чемоданчике, где были все документы, но устала, было очень жарко, пыльно – шли пешком – и бабушка решила ее оставить, так и оставила с документами на дом. Потом были Баку, Красноводск, Ашхабад, Ташкент, станция Арысь – 22.06.1942 г. – где и получили направление в Северо-Казахстанскую область, Петропавловск, куда прибыли 3.07.1942г. – отправили в село Пресновку, потом в Благовещенку, где перезимовали при температуре -45 С. На земляном полу на соломе спали, и печку топили соломой, и собирали в полях мерзлую картошку. Так дожили до 20 мая 1943 года, когда их переправили в Святодуховку, затем в Екатерининку 15 октября 1943 года, а 6 октября 1945 года – в Новомихайловку. За это время остальные члены семьи были высланы в Алматинскую область в Казахстан в село Дмитриевка, без права передвижения.

По окончанию войны с целью возвращения на родину 13 июня 1946 года поездом №501 со станции Петухово через Харьков, Ростов-на-Дону, Тихорецкую – Анапа, но власти не разрешили здесь остаться и не вернули дом, поэтому поселились в станице Натухаевская – со 2 июля 1946 года. И были высланы повторно 10 ноября 1948 года в Аламатинскую область, 28 ноября 1948 года в ст. Талгар, затем – в Кзыл-Ту до сентября 1949 года – и опять в Талгар.

Отмечались на спецпоселении, состояли на спецучете в органах МВД без права передвижения с 1949 по 1956 гг. Затем, согласно закону Республики Казахстан от 14 апреля 1993 года, семья была реабилитирована – справка выдана Генеральной Прокуратурой Республики Казахстан.

Отмечались ежемесячно в органах МВД. Все эти годы скитались, незаконно выселенные по национальным мотивам, перебивались мерзлой картошкой, колосками с полей, лебедой и другими травами. Но всегда работали в местах высылки. За это время остались дети – Анастасия, Сумела и Иван, которые с бабушкой поселились в селе Димитриевка, где и скончались, с неустроенными судьбами, и похоронены там же. Недаром Солженицын в «Круге первом» писал об этих массовых выселениях: «Но почему и греков выселяли, ведь это – самый миролюбивый народ»…

Все остальные скончались раньше, кто в дороге, кто на севере. Вот так отобраны дома и все имущество, сломаны судьбы, разрушены жизни. Хорошо хоть коренные жители, казахи, относились толерантно.

Мой отец Сопилиди Степан Георгиевич 1902 г.р., станица Афинская, Северского района, Краснодарского края; его мать Мария Ивановна, его отец, мой дед Георгий Степанович. Детей в семье было пятеро: Елена, Екатерина, Николай, Александр и мой отец Георгий.

Занимались разведением и выращиванием табака и откормом и забоем скота. Много работали, все вместе, заимели семьи, но в 1934 году, как писал Фазиль Искандер в «Стоянке человека» - «бежали от раскулачивания, как и многие другие семьи, с центра на окраины, где не так свирепствовала власть, но с 1937-38гг. уже нигде нельзя было скрыться».

В 1934 году поселились в с. Чимек, где продолжали выращивать табак, а с 1936 года – в Алма-Аты. У отца в 1922 году родился сын – красавец и умница, жили они там, где сейчас парк 28-ми Панфиловцев по Ю. Коммунаров, между Горького и Гоголя, и учился он, Степан, сын отца, в 90-й школе, был отличником. Но об этом нет архивных документов.

Отец работал завсекцией в Горпромторге – сейчас магазин тканей «Кзыл-Тан» на «Жибек Жалы» - проявляя ум и смекалку. Как-то, много лет спустя, я, будучи студенткой, ждала очереди в поликлинике, и когда меня вызвали, подошла незнакомая женщина, услышав фамилию, и быстро сказала: «Вы не думайте об отце плохо, он ни в чем не виноват – время было такое». После выхода из кабинета – она меня ожидала, к моему удивлению, сказала: «Я с ним работала. Завезли партию скатертей, которые никто не покупал. Георгий Степанович отдал их портнихе, и она сшила халаты женские, которые сразу разобрали. Он и сказал: «Вот так надо торговать. А ведь в Советском Союзе не умеют торговать». За эти слова через несколько дней за ним пришли, и он пробыл в Карлаге с 1938 по 1949 годы. (Как поэт Танич, который провел на лесоповале 10 лет за фразу: «А ведь в Германии хорошие дороги»).

В это время сын отца Степан, закончив школу с отличием, в октябре 1940 г. призывается в армию, а с декабря 1941 года воюет на фронте в инженерно-саперных войсках, на переднем крае, проявляя мужество, отвагу, смекалку и доблесть, и погибает.

Теперь перелистнем несколько лет и окажемся опять в моих студенческих годах. Отец по освобождению, зная о гибели сына, не восстанавливает отношения с прежней женой. Знакомится и женится на моей матери Елене в г. Талгаре, т.к. ему запретили селиться в Алма-Ата.

За время осуждения родные не получали с фронта никаких известий, кроме совместной ротной фотографии и похоронки (к сожалению, кто-то давно ее увез с собой). У меня сделана копия от руки: «Тяжело ранен в живот в 200 метрах восточнее ст. Ташино железной дороги Новгород-Ленинград. Умер 21 января 1944 года. Похоронен в г. Новгород на Волховском кладбище». И все.

Я, повзрослев, уже похоронив отца, стала ходить по военкоматам и искать в книгах погибших в ВОВ. Все листики по несколько раз перелистывала, так ничего и не найдя. Его фамилии нигде не было. Это было 30 лет назад, т.е. примерно в 1990 году.

А в 2015 году Министерство обороны СССР открывает в интернете архивы войны, и я нахожу информацию, которая заставила меня вздрогнуть. Сопилиди Степан Георгиевич 1922 г.р., на фронте с декабря 1941 года, капитан инженерных войск, командир роты, награжден «Орденом Красной Звезды» и медалью «За оборону Ленинграда» за бои в ночь с 29 на 30 июля 1943 года. В донесении (рапорте) высшего военного командования сказано: Ст. лейтенант (тогда ещё) Сопилиди проявил себя бесстрашным и энергичным командиром, своими энергичными действиями и находчивостью характера, хорошей организованностью и боевой выучкой личного состава, поставленная задача – освободить от мин пять проходов для танков и другой военной техники – была выполнена. 31 июля 1943 года в 00 часов 30 минут рота вступила в бой и энергичным, дружным броском прошла за передний край немецких траншей и забросала их гранатами. Командиром 1254 саперного полка была дана высокая оценка боевым действиям командира саперной роты Сопилиди».

После этого появился Приказ частям Первой инженерно-саперной бригады от 15 августа 1943г.: «От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий командования и проявивших при этом доблесть и мужество, награждаю: Орденом «Красной Звезды» ст. лейтенанта Сопилиди Степана Георгиевича, командира роты.

И второй Приказ: «В списке офицеров, сержантов и рядового состава, участвовавших в обороне Ленинграда наградить Медалью «За оборону Ленинграда»… Сопилиди Степана Георгиевича, командира роты, ст. лейтенанта – 16 августа 1943 года. И этому мальчику было 20 лет.

Наступил 1944 год. Он уже капитан. Отрывок из рапорта: «В наступательном бою в районе Копцы командир роты капитан Сопилиди организовал на участке проходы, все время находился в боевых порядках, непрерывно руководил инженерными работами и обеспечил безаварийный проход танков, артиллерии и другой боевой техники. Под огнем противника принимал участие в наведении переправы через реку Питьба. Ходатайствую о награждении капитана Сопилиди Орденом «Красная Звезда».

Ничего об этом не знал его отец, да и вся родня. И вот он – Наградной лист.

В боях с 14-го по 16-е января 1944 года ранен дважды – легко и тяжело. И п.12 – постоянный дом, адрес награждаемого и его семьи. Замазано или заклеено, хотя сверху в 2х местах проглядываю верхушки букв. Видимо, было заполнено, а затем по причине репрессии отца, замазано по приказу сверху.

Вот такой у меня был брат по отцу – в 21 год погиб в звании капитана, 2 ордена «Красной Звезды» и Медаль «За Оборону Ленинграда». Высокий, умный, красивый, деятельный, энергичный, очень способный. Никаких наград его родные не получили.

Перенесемся в 1950 год – год моего рождения. Итак, у отца новая семья, разница в возрасте с женой 14 лет, она впервые встречается с мужчиной.

Родилось трое детей – Нина, Ольга и, о, радость – сын, которого называют тем же именем – Степан.

Степан Георгиевич Сопилиди 1953 года рождения служил в армии на Дальнем Востоке в танковых войсках; вернулся в звании сержанта, пошел учиться на вечернее, а днем работал в пожарной охране, которая тогда относилась к МВД. От рядового дослужился до начальника части, до звания подполковник, награжден значком «Отличник пожарной охраны», не раз сам принимал участие в сложных пожарах, боролся с огнем. В конце концов, в 1996 году серьезно заболевает – онкология, желудок, и в 1997 году 26 июля – скончался. Возраст – 41 год. Похоронили с отцом, как просил.

Маму разбил паралич, но мы ее выходили, и она прожила еще 5 лет, до 2002 года. Похоронена в той же могиле в Талгаре.

За время высылки в Северный Казахстан с 1942 по 1946 гг. мама работала в совхозах и колхозах, и в июле 1992 года была награждена Медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.» - 13 июля 1992 года – Председатель Московского райсовета. И в 1995 году награждена юбилейной Медалью «50 лет Победы в ВОВ 1941-45 гг.» Сопилиди Елена Григорьевна.

Я знаю, что прах одного грека захоронен в Кремлевской стене, это -Триандофилиди Владимир Константинович, уроженец того же г. Трапезунд, военный теоретик. Я очень хочу и надеюсь, что имя моего брата по отцу, Сопилиди Степана Георгиевича, в 21 год погибшего в ВОВ 21 января 1944 г., дважды Кавалера Орденов «Красной Звезды» и Медали «За Оборону Ленинграда» не кануло в Лету совсем незамеченным.

Да и второй мой братик достойно воевал в гражданское время с огнем и дослужился до подполковника. Светлая им память, благодарность и восхищение.

Тяжелая жизнь была у моих предков: бабушек, дедов, дядей и теток, мамы, папы, братьев. Да не повторится такое никогда.

Я, Сопилиди Нина Георгиевна, была замужем, вырастила, дала достойное образование дочери Диане, которая сейчас имеет семью, двоих дочерей – Александру и Марианну, 9-ти и 6-ти лет. Жизнь продолжается, но фамилии той нет, а очень хочется, чтобы память о ней жила. У братика тоже две дочери остались, уже взрослые, с детьми, но фамилии той нет – редкой и красивой – Сопилиди – как бы хотелось сказать: «Люди, помните их!». Ведь пока мы помним, они живут.

 

Нина СОПИЛИДИ,

Казахстан 

 

 

 

 

 

 

 

Top