«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… «Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

ПОД ПОКРОВОМ СТРУЯЩЕЙСЯ ВОДЫ

ПОД ПОКРОВОМ СТРУЯЩЕЙСЯ ВОДЫ

  • 13/06/2018
  • 67
Рисовать она начала в три года. В четырнадцать – ее работами  любовался великий режиссер Сергей Параджанов… Парижский фонд "Сите Интернасиональ дез Арт" пригласил ее поработать  в одной из мастерских французской столицы…

В Венеции она училась искусству мозаики…Стала автором самой большой мозаичной композиции в Европе…А еще она придумывает фантастически интересные дизайны квартир… Талант грузинской художницы Наталии Амиреджиби де Пита давно перешагнул границы ее родины…

Сегодня, когда всякий, обзаведясь страничкой в фейсбуке , легко может назвать себя журналистом, начинаешь особенно ценить коллег, с которыми довелось работать, сидеть в одном кабинете, учиться и познавать профессию… Одной из таких коллег для меня была Кетеван Амиреджиби – блестящий журналист знаменитой «Зари Востока», а затем «Свободной Грузии»…

Телефоны великих людей своего времени в записной книжке, тысячи репортажей из всех уголков огромной страны, умение «зрить в корень», юмор и строгость,  фамилия под материалами, которую знали все, одним словом, та самая школа журналистики, которая, увы, уходит в прошлое, но от этого – парадокс - становится более и более востребованной – вот что такое была для меня всегда Кетеван Амиреджиби…

И, конечно, мы все знали ее дочь – «маленькую Нату», видели десятки ее детских рисунков с таким недетским взглядом на мир…

За Наткиными победами на ниве живописи следила вся редакция… Мы гордились ее успехами в Академии художеств, искренне радовались поступлению в Сорбонну…Поздравляли Кету с Наткиным замужеством и рождением внучки…

«Маленькая Ната» выросла в дивную художницу, дизайнера, мастера...В ее профессиональной карьере случились вещи, о которых можно только мечтать… Ее хорошо знают в Париже и Венеции, работы ее украшают картинные галереи многих стран мира, мозаики – Президентский дворец в Тбилиси, площадь в Батуми…

Мы встретились, чтобы побеседовать, в чудесной квартире, необыкновенный дизайн которой она разработала сама… И гениально осуществила на практике!

Да так, что в какой-то момент мне показалось, что даже потрясающий вид на горы из высоких окон этой квартиры – часть картины, которую написала Ната… Наталия Амиреджиби де Пита.

 

ИДЕИ ИЗ ДЕРЕВЯНОГО СУНДУКА

- Передо мной практически никогда не вставал вопрос, какую профессию выбрать. И я, и все мои близкие  с самого моего детства были уверены, что я стану художником, - рассказывает Ната. - Моя мама трепетно складывала все мои шедевры в большой деревянный сундук. Не буду лукавить, кое - какие из них до сих пор подают мне идеи новых работ...Разумеется, мой взрослый, изощренный мозг перерабатывает их до неузнаваемости, но...идея есть идея.

- Скажи, неужели у тебя никогда не было сомнений в выборе профессии?

- Сомнения, конечно, были. Примерно, в девятилетнем возрасте я ужасно хотела работать в кондитерской. Мои родители, конечно, были в шоке. Тем не менее, увлечение кондитерским делом длилось почти год, и на это время я почти совсем забросила рисование. И только после долгих раздумий я приняла решение в пользу искусства. Несмотря на то, что сейчас это звучит забавно, это было моим первым обдуманным решением.

Первый громкий успех пришел к Амиреджиби весной 1980 года, когда в одном из музеев  г.Риги (Латвия) были представлены несколько десятков  работ маленькой художницы. А в 1985 году в Тбилисском Доме Художника состоялась персональная выставка четырнадцатилетней Наталии, организованная Союзом Художников и Домом Художника Грузии. На ней были представлены 250 работ, выполненных в различной технике. Особое место среди них занимали иллюстрации к "Мастеру и Маргарите" Булгакова.

 - Я помню, что в то время в Доме Художника выставлялись только признанные мастера, и те - в порядке особой очереди...Выставка четырнадцатилетней девочки, вне всякого сомнения, стала беспрецедентным событием. Что ты испытывала в тот период?

- Честно говоря, я не особо помню. В этом возрасте не задумываешься о конъюнктуре рынка, поэтому и принимаешь все, как должное. Хотя, есть одно воспоминание, которое со временем обрело особый смысл. Дело в том, что на мою выставку зашел Сергей Параджанов - забрел случайно из соседнего зала, где демонстрировались работы австрийских художников. Конечно, я была наслышана об этом экстравагантном человеке. Помню, как он вальяжной походкой зарулил в зал и, пройдя с десяток метров, остановился прямо-таки в позе гончей, почуявшей добычу. Думаю, он провел в зале довольно много времени, медленно передвигаясь от одной работы к другой. А на выходе, в ответ на мою просьбу оставить комментарий в книге отзывов, размашисто написал на вывешенной у дверей афише:" Жаль, что не дожила Елена Ахвледиани"(известная грузинская художница. Прим. автора). Я никогда этого не забуду....

 

Здесь, в Тбилисском Доме Художника окончательно определился весь дальнейший жизненный путь Наталии Амиреджиби. После окончания 64-ой средней школы с Золотой медалью, она поступает в Тбилисскую Государственную Академию Художеств на факультет графики в мастерскую Дмитрия Эристави. В ходе учебы и непосредственно после окончания Академии, девушка принимает участие во многих выставках и проектах. В частности, в 1993 году она получает Золотую медаль в салоне Альтернатива (Санкт-Петербург). В том же году Амиреджиби поступает в аспирантуру Тбилисского Государственного Университета им. И.Джавахишвили на кафедру факультета истории искусства. Тема ее будущей научной работы касается современных тенденций книжного иллюстрирования на примере деятельности ведущих издательств Франции. В это же время Амиреджиби задумывает проект, предусматривающий создание в Тбилиси Центра по подготовке высококлассных специалистов полиграфического и издательского профиля на базе опыта французских издательств.

 

ГРАФИКА С ЛЕНИНЫМ НА ОБОРОТЕ

 - В то время я была одержима книжной индустрией, - говорит Ната, - дело даже не в том, что я очень люблю читать, а в том, что внедрение новых технологий в процесс книгоиздания обеспечивало невероятно широкие перспективы ,прежде всего, для книжных иллюстраторов. К сожалению, этим далеко идущим планам не суждено было сбыться. В Грузии началась гражданская война, которая перечеркнула все планы и отодвинула искусство на задний план….

- Было невероятно трудно. Ты, конечно, помнишь, как мы все жили… О рисовании не могло быть и речи: невозможно было достать ни карандашей, ни бумаги...Помню, прошел слух о том, что в канцелярском магазине вдруг выбросили плакаты Ленина, Маркса и Горбачева, напечатанные на чудесной мелованной бумаге. Я так соскучилась по работе, что буквально за неделю сделала очень много графических композиций на обороте плакатов Ленина. Работала день и ночь. Это было настоящим счастьем. Каждый день я покупала новые плакаты в канцелярском магазине. Продавцы уже посматривали на меня с подозрением...Один из моих друзей-телевизионщиков посчитал, что графические композиции с Лениным и Марксом на обратной стороне могут стать неплохим сюжетом  для передачи. Меня показали по телевизору. Видимо, уставшим от бесконечных  политических новостей людям запомнился такой неординарный сюжет. Представляете, меня стали узнавать на улице...

- Это было, конечно, приятно?

- О, нет! Я ненавижу быть в центре внимания. Мне кажется, что в случае публичности человек теряет частичку своей индивидуальности. Всю свою жизнь я стараюсь не привлекать к себе внимания. Во всяком случае, внешне.

 …В 1993-95 годах работы Наталии Амиреджиби были выставлены на представительной групповой выставке в Баку (Азербайджан), экспонировались в художественных салонах в Барселоне (Испания) , Софии (Болгария), Сан-Франциско и в Сиэттле (США).Набравшись опыта в международных выставках, талантливая грузинская художница в 1995 году принимает участие в конкурсе парижского фонда "Сите Интернасиональ дез Арт" , в котором участвуют сотни деятелей искусства из многих стран мира. По утверждению Симоны Бруно, которая в то время являлась президентом и учредителем фонда, творческая мастерская CIDA  "как никто более заинтересована в выявлении ярких талантов, которые способны оказать значительное влияние на перспективы развития современного искусства". Наталия Амиреджиби является единственной грузинской художницей, которая не только победила в трудном конкурсе учредительного  комитета  CIDA, но и по решению комиссии  фонда  дважды удостаивалась права продления сроков творческой работы в этой знаменитой парижской мастерской…

 

 

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ, МОНМАРТР И ПАМЯТНИК ДАЛИДЕ

 - Какие надежды ты связывала с приглашением от CIDA поработать в парижской мастерской?

- Думаю, это был счастливый билет, который я вытянула в лотерее Фортуны. В 90-х годах в Грузии художнику было нечего делать. О том, чтобы зарабатывать на жизнь продажей своих работ не было и речи: картины никто не покупал. Бывало, что зарубежные галеристы посещали Грузию, выискивая, чем можно поживиться. Но цены, которые они предлагали, были мизерными. Те художники, кому "посчастливилось" с ними связаться, едва сводили концы с концами. Кроме того, не было никакой достоверной информации о том, что нового и интересного происходит в мире современного искусства, какие тенденции преобладают. Забавно, но даже в программе обучения Академии художеств современное искусство заканчивалось на Пикассо. Словом, было ясно: если я хочу продолжать карьеру художника, надо уезжать.

- Ты очутились в Париже, в культурном центре мирового искусства. Соответствовала ли богемная жизнь, о которой ты, думаю, была наслышана, той реальности, с которой пришлось столкнуться?

- Разумеется, реальность оказалась несколько иной, чем можно было себе вообразить, читая книги по искусству. Для того, чтобы утвердиться как художник, начать зарабатывать своим делом, приходилось невероятно много работать, приспосабливаясь к стремительному ритму. Пришлось адаптироваться в незнакомом социуме, научиться общаться с галеристими, критиками. Это же особое «искусство» и, надо сказать, далось оно мне нелегко. Гораздо проще было часами стоять у мольберта.

 

…Итогом работы Наталии Амиреджиби в CIDA стала ее персональная выставка в выставочном зале этого фонда. Вот что говорит Ирина Дуцева, известный искусствовед из Парижа:

-Талант Амиреджиби производит очень сильное впечатление. Во Франции в то время еще мало знали о Грузии, ее истории, культуре. Персональная выставка художницы, организованная  CIDA помогла парижанам расширить представление о Грузии, глубоко прочувствовать темперамент грузинской художественной школы…

 

- Я прожила в Париже неполных семь лет, - рассказывает Наталия, - за это время поменяла несколько мастерских и кварталов. Особенно мне запомнился «монмартрский" период. Я снимала квартирку на rue Lamarc, у самого Butte Montmartre - места паломничества туристов. Каждое утро завтракала в кафе по соседству. Надо сказать, что в монмартрских кафе существует четкое разделение на "своих" и "туристов". На туристов смотрят слегка свысока: снисходительный официант терпеливо разъясняет им, как детям, что следует заказать. "Своих" приветствуют издали, справляются о делах, не спрашивая, приносят чашечку кофе...Так вот, я была "своей", и мне это было очень приятно.. Затем я пересекала площадь и шла в мастерскую, предоставленную Cité des Arts.Она находилась на углу rue L'Abrevoir и rue Girardon….Огромное окно выходило прямо на памятник Далиде. Мольберт стоял у окна, и когда в теплые осенние дни я его открывала, на меня немедленно нацеливали объективы группы японских туристов. Сначала меня это смущало, но потом я привыкла и даже начала находить в этом своеобразную прелесть. Я специально повязывала шарфик, чтобы придать себе парижский шарм. Это было и забавной игрой, и одновременно ремейком из другой, отдаленной эпохи, когда, гуляя по Монмартру, можно было встретить никому тогда неизвестного Пикассо с мольбертом подмышкой или Брака с ворохом только что законченных эскизов...Туристы были очень довольны. Думаю, в Японии до сих пор циркулирует немало моих фотографий с палитрой в руках - их память о далеком, богемном Париже...Это было замечательное время: я много работала, выставлялась,  посещала любимые джаз клубы, потрясающие выставки, да просто бродила по Парижу- жила, общалась..

 …Парижский период творческой биографии грузинской художницы Наталии Амиреджиби - это еще и тесное сотрудничество с парижской художественной галереей, в которой, помимо групповых, прошла ее персональная выставка (1998). Амиреджиби участвует в международных художественных салонах: Салон французских художников, Салон независимых (Париж),Салон Евроакварель (Генуя, Приз за лучший пейзаж),Салон Пейзажа (Берлин, Специальная премия жюри)...

 

С СЕРГЕЕМ ЧЕПИКОМ НАМ БЫЛО, ЧТО СКАЗАТЬ ДРУГ ДРУГУ

- Наверняка, в этот период у тебя были встречи, отразившиеся на дальнейшей карьере?

- Да, и одна из них – встреча с выдающимся художником украинского происхождения Сергеем Чепиком, который в годы Советской власти эмигрировал в Париж. Чепик - признанный мэтр живописи, автор фресок для кафедрального собора Св.Павла в Лондоне, в числе его заказчиков такие знаменитости, как Маргарет Тэтчер, Рудольф Нуриев, звезда французского кинематографа Пьер Ришар, известный коллекционер русского искусства Рене Герра и, даже, говорили, сама Английская королева.  Когда мы познакомились с Сергеем Чепиком, я была уже сформировавшейся художницей. У меня был свой стиль, свои живописные приоритеты. Так что нам, несмотря на разницу в возрасте, было, что сказать друг другу. Что касается карьеры, пожалуй, в этом смысле моя жизнь продолжала идти своим чередом. Я вообще считаю, что человек должен всего  добиться самостоятельно. Использовать чужие связи - даже на самом высоком уровне - это свидетельство собственной несостоятельности. И все же, мое знакомство с Чепиком сыграло большую роль в плане совершенствования моей живописной техники. Дело в том, что он использовал уникальную технологию живописи. Он сам изготавливал краски на основе восковой эмульсии и различных пигментов. Такую технологию использовали средневековые художники "до Ван Эйков", т.е. до изобретения масляных красок. При этом, живописную палитру характеризует особая мягкость, даже матовость. Чепик привнес новшество в эту старинную технологию: заканчивая полотно, он местами вводил в него и масляные краски. На фоне восковой матовой живописи детали, выполненные маслом, казались сверкающими, звучали, как мощные аккорды. Именно поэтому фрески в соборе Св.Павла производят такое сильное впечатление. Работая в мастерской Чепика, я тоже освоила эту технологию, которая мне необыкновенно нравится. Кроме того, Чепик активно занимался керамикой. Я открыла для себя этот особенный вид искусства, к которому планирую вернуться в настоящее время.

 

…Способность Амиреджиби максимально использовать предоставленные ей судьбой возможности проявляется и в том, что она, несмотря на плотный график художественной деятельности, увлекается разными областями искусства. Так, обосновавшись в Париже, Наталия решает продолжить обучение на факультете Современного Искусства в Сорбонне. С этой целью она активно изучает французский язык на интенсивных курсах языка при Сорбонне и через год поступает на факультет Современного искусства и искусствоведения…

 

СОРБОННА, МОЗАИКА И МИШЕЛЬ ФУКО

- Согласись, что с точки зрения стратегии образования, это довольно странный шаг. Ведь ты уже защитила кандидатский минимум в Грузии. И вместо того, чтобы двигаться в сторону степени магистра, ты возвращаешься как бы "на шаг назад" в иерархии высшего образования. Почему?

- Это было вполне осознанным решением. Видишь ли, в Тбилисской Академии превалировала, так называемая, классическая система обучения. О современном искусстве у студентов не было никакой информации. Тогда как сама система академического подхода, на мой взгляд, является атавизмом. Что касается современной системы, то тут студентов учат не копировать натуру, а анализировать окружающий мир, преломляя происходящее вокруг в призме собственной индивидуальности. Молодой художник учится, прежде всего, ощущать себя полноценным и единственным творцом мира, становясь одновременно и субъектом и объектом своих творческих поисков. Понятия, довлеющие в академической системе, такие, как манера, стиль и так далее - нивелируются, уступая приоритет полной, безудержной свободе мышления. Как следствие, художественный замысел каждый раз обретает иное, неожиданное и резко индивидуальное воплощение. Мишель Фуко говорил : «...человек современный - не тот, кто пускается на открытие самого себя, своих тайн, своей скрытой истины, это - тот, кто старается изобрести самого себя. И подобная современность не освобождает человека в его собственной сути, она понуждает человека к выработке себя". Именно такому подходу к творчеству обучали нас, студентов, на таких предметах, как «Деструкция мира», «Ирония в современном искусстве», «Иконокласт», «Осознание себя в мире». Я внутренне понимала, что мне необходимо прочувствовать такую систему, так сказать, изнутри, пройдя все последовательные этапы обучения. Разумеется, я планировала получить степень магистра, но по окончании курса в Сорбонне стало ясно, что это потребует слишком больших затрат времени, чего я не могла себе позволить, так как мне нужно было работать.

 

…В те годы главной составляющей для Наталии остается творческая деятельность. За годы, проведенные в Париже, она создает интересные живописные и графические работы, многие из которых находятся в частных коллекциях во Франции, России, Испании, Италии и США... В 2000 году во время поездки на юг Италии, Наталья открывает для себя древние мозаики Помпеи и Геркуланума. Очарование необыкновенной красотой бессмертных произведений искусства, очень быстро перерастает в настоящую страсть. Со свойственной ей увлеченностью и энергией, художница погружается в доскональное изучение техники мозаики…

 

- Еще с юных лет меня завораживала мозаика, - признается Наталия, - в студенческие годы мне довелось побывать в Самарканде и Бухаре. Красота восточной мозаики произвела на меня неизгладимое впечатление. Я даже привезла с собой очень дорогое подарочное издание, в котором практически полностью были представлены великолепные примеры мозаичных орнаментов этого региона…

 

…Кроме восточной, Амиреджиби интересует также и традиционная итальянская мозаика, выполненная из мрамора и венецианской смальты. Она отправляется на полгода в Венецию, где проходит стажировку в известной итальянской мастерской. В дальнейшем, у Наталии сложилось долгое и плодотворное сотрудничество с этой мастерской, для которой грузинская художница делает проекты в качестве дизайнера…

 - Я помню, когда узнала о том, что ты вышла замуж за швейцарца и переехала жить в Швейцарию…Честно говоря, не верилось, что ты так легко расстанешься с Парижем…

- Наверное, надо было быть очень влюбленной, чтобы променять яркую, насыщенную жизнь Парижа на размеренное существование в Лозанне. Очень скоро после замужества стабильное, но совершенно чуждое мне окружение, с которым я столкнулась, стало тяжело выносить. Несмотря на то, что я продолжала заниматься любимым делом, атмосфера, в которой приходилось заново строить свою жизнь - совершенно отличная от бурлящего новизной и возможностями Парижа - не располагала к вдохновению. Как обычно, мне пришлось искать альтернативные пути для того, чтобы восстановить духовный баланс и найти оптимальную точку приложения переполняющей меня энергии.

 …Начав с дизайна мозаик в экстерьере, в  2001-2003 годах  Амиреджиби все больше и больше уделяет внимание дизайну интерьера, становится соучредителем дизайнерского бюро и ,сверх того, открывает в г.Лозанне художественную галерею, где выставляет не только собственные работы, но и делает экспозиции европейских художников, до той поры неизвестных в Швейцарии. Помимо европейских, она активно раскручивает грузинских художников…

 - Как и многие художники - живописцы, вначале я считала дизайн второстепенным в иерархии искусства,- говорит Наталия. - Скажем так, красивый дизайн интерьера представлялся мне не более, чем удачным обрамлением для выдающейся коллекции картин. И только начав работать с мозаикой, я поняла самостоятельную ценность дизайна. Сегодня мир переживает настоящий интеллектуальный взрыв прикладных отраслей искусства на фоне общего упадка его изобразительных отраслей. Новые технологии обогатили промышленный дизайн и дизайн интерьера, придав им концептуальную направленность. Благодаря им, дизайнер может реализовать самую невероятную идею в полном соответствии первоначальному замыслу. Это привело к тому, что современный дизайн приобрел черту, до сих пор являющуюся приоритетом изобразительного искусства: оригинальность и гармоничность замысла стали довлеть над его утилитарностью. Автор, дизайнер вышел на первый план и занял достойное место в многовековой иерархии художников. Со временем, меня все больше и больше стали увлекать дизайнерские проекты, особенно монументальные. На мой взгляд, именно они позволяют мне раскрыться целиком.

 …В 2007 году Амиреджиби выиграла международный тендер и была приглашена для выполнения одного из наиболее престижных проектов в творческой биографии любого художника - оформлении Президентского Дворца в Тбилиси в технике мозаики. Проект был завершен в 2010 году…

 

ИСТОРИЯ ГРУЗИИ, СТРУЯЩАЯСЯ ВОДА И МИХАИЛ СААКАШВИЛИ

 - Ната, скажи, как случилось, что художница, которая в 1995 году покинула Грузию, вдруг в 2007 году получает столь престижный заказ, в обход многих известных грузинских художников, вне всякого сомнения, участвовавших в тендере? Говорят, что в то время, чтобы получить хорошую работу, необходимо было быть лично знакомым с Президентом Грузии...

- Не думаю, ведь личное знакомство с власть имущими не является гарантией ни природного таланта, ни международного реноме. Но, если честно, я и вправду была знакома с Михаилом Саакашвили, хотя вряд ли это можно назвать тесной дружбой. Мы познакомились в 1998 году на моей персональной выставке в Посольстве Грузии в Париже. В то время Саакашвили работал в Европарламенте в Страсбурге. Приехал в Париж по административным делам и оказался на моей выставке. Тогда мы едва обменялись парой слов, так как народу на вернисаже было много. Помню только, что он несколько раз обошел экспозицию, а потом подошел ко мне и сказал: «Такие люди, как вы, нужны Грузии!» Тогда я, конечно же, не придала значения торжественным словам молодого чиновника, и забыла б о них, если бы через несколько месяцев случайно не наткнулась на статью в грузинской газете, где давался своеобразный список имен талантливых и перспективных молодых людей, в числе которых было и мое. А в 2007 году я прочитала в Интернете объявление о тендере на декоративное оформление двора Президентского Дворца в Тбилиси. Идея созрела практически сразу: картины истории Грузии, следующие друг за другом под покровом струящейся воды, символизирующей время...Составив соответствующую заявку и сделав предварительные эскизы, я прилетела в Тбилиси, чтобы представить их на участие в тендере. К моему большому удивлению, через неделю мне позвонили из кабинета министра культуры, и предложили посетить кахетинский городок Сигнахи в качестве гостьи правительственной делегации. Сигнахи произвел на меня чудесное впечатление. Полностью реабилитированный, совершенно европейский город, обладающий, тем не менее, характерным архитектурным своеобразием, с уютными сливочно-белыми фасадами и красивой, вымощенной брусчаткой, мостовой...Мы также посетили Бодви - место захоронения Св.Нино, привнесшей в Грузию православную религию - тоже полностью реабилитированное, с изумительным чеканкой на надгробии. В правительственной делегации присутствовали почти все высшие государственные чиновники, и в Бодви гостей ждало роскошное традиционное застолье. Именно там я вновь встретилась с Михаилом Саакашвили, теперь уже - Президентом Грузии. Он сказал, что ему очень понравилась моя идея, но что, на его взгляд, я упустила некоторые значительные эпизоды грузинской истории. Удивительно, но мы говорили, вернее, спорили, почти все время, пока длилось застолье. Не скрою, я была поражена глубокой образованностью Михаила Саакашвили, тем, с какой легкостью он цитировал по памяти Картлис Цховреба, Иванэ Джавахишвили или Илью Чавчавадзе...В итоге, из моей концепции вылетели три эпизода, но зато появились два других.

- А потом появился заказ на оформление фронтона на фасаде Президентского Дворца...

- Да, я получила этот заказ сразу после реализации мозаик во дворе. Но тут предложенная мной концепция не прошла. Дело в том, что я предлагала украсить фронтон фигуративными элементами-персонажами из "Витязя в тигровой шкуре", наиболее выдающегося произведения грузинской классической литературы. Тем не менее, заказчики посчитали мои эскизы слишком авангардными для административного здания. В итоге, остановились на афоризме из этого же произведения, повествующем о добре и зле. Надо сказать, что задача была не из простых. Следовало придумать орнамент, который, сохраняя традиционные для грузинского церковного орнамента черты, не выглядел бы слишком консервативным. Я долго искала эстетическое решение, делая десятки вариантов. Думаю, что в итоге справилась с этой задачей.

 …За этим знаковым заказом последовали другие. В 2010 году Амиреджиби возвращается в Грузию и берется за создание декоративной мозаики на площади Пиацца в Батуми – жемчужине черноморского побережья. Это мозаика, общей площадью в 106 м2 является одним из самых крупных в мире современных произведений, созданных в тессерной (римской) технике. В 2011 году Амиреджиби работает над проектом декоративной мозаики для двух зданий на главной площади Батуми - площади Европы. Проект, исполненный в технике смешанной мозаики (венецианская смальта, золотая смальта и керамическая мозаика), был завершен в 2012 году…

 

ДИЗАЙНЕРСКИЙ ПРОЕКТ СТОИТ ДОРОГО, НО ОН ВСЕГДА ТОГО СТОИТ

- При таких заказах ты становишься самым высокооплачиваемым художником в Грузии. Вероятно, это обстоятельство должно было повлиять на твою жизнь и карьеру, как в позитивном, так и в негативном смысле...

- Если честно, мои цены не сильно поменялись со времен моей деятельности в Швейцарии. В Европе высокопрофессиональный дизайнерский проект стоит дорого, но он всегда того стоит. Европейцы прекрасно понимают, во что следует инвестировать. Красота и престиж требуют адекватной оценки, в том числе и финансовой. К сожалению,в Грузии все происходит иначе. В последнее время особенно культурные инвестиции считаются чем-то второстепенным. Думаю, что боязнь реализации масштабных культурных проектов, столь характерная для нынешней Грузии, во многом вредит ее развитию - как культурному, так и экономическому.

- У тебя ведь есть и опыт преподавательской деятельности?

- Чтение лекций на кафедре живописи в Тбилисской Государственной Академии Художеств, куда меня пригласили – было моим первым опытом преподавательской работы. Кстати, весьма интересным. Мне попались на редкость талантливые и усердные ребята. Я старалась передать им приобретенный мною опыт, не ограничивая их свободы самовыражения и способствовать становлению, не ущемляя индивидуальности. У нас сложились прекрасные, доверительные отношения, мы до сих пор тесно общаемся. К сожалению, в конце 2012 года мне пришлось покинуть Академию в связи с тем, что черная полоса в моей личной жизни настойчиво давала о себе знать...

…Многолетний, тяжелый развод привел к тому, что Наталия Амиреджиби, по ее собственному выражению, почувствовала, что ей необходимо взять передышку с тем, чтобы оглянувшись, проанализировать прошлое и подвести итоги…

ОЧИСТИТЬСЯ ОТ НЕНУЖНОГО И ПОСТИЧЬ СЕБЯ…

- Наверное, в жизни каждого человека, вне зависимости от профессии, наступает период, когда он задается вопросом, в каком направлении продолжать двигаться, - говорит Наталия. - Речь идет не о смене занятия, а, скорее, о внутреннем выборе духовных приоритетов, может быть, даже, об их радикальном пересмотре... Кто-то называет это кризисом среднего возраста, но для меня лично это связано с очищением от ненужного шлака суетных мыслей, о погружении в собственную подлинную сущность. В этом мне очень помогают различные медитативные практики...

- Получается, что всерьез занявшись медитацией и духовным самосовершенствованием, ты решила отойти от практической стороны искусства?

- Нет, конечно. Мне всего лишь было необходимо немного отдохнуть. В настоящее время я вновь начинаю заниматься реализацией творческих планов. Разрабатываю заявки на монументальные проекты для стран Черноморского бассейна. Подала заявку на тендер по оформлению парадного занавеса реставрированной Тбилисской Оперы. Когда я думаю об этой многометровой монументальной композиции, которую планирую выполнить в технике восковой "миксмедия", чувствую, как сердце начинает биться быстрее от нетерпения. В ожидании реализации заявок, я стала интенсивно заниматься дизайном: оформила квартиру в 200м2,создала и запатентовала несколько объектов различного профиля и назначения. Кроме этого, вместе с известным грузинским арт-критиком и куратором Хатуной Хабулиани, мы собираемся зарегистрировать Фонд продвижения и поддержки Современного искусства Грузии. Дело в том, что невозможность существовать за счет своих работ в родной стране приводит к тому, что художник начинает искать возможность самореализации, осуществления своих творческих планов  за ее пределами. Именно поэтому одной из главных задач нашего фонда является создание аукционного дома, деятельность которого будет направлена на весь регион Кавказа и страны Черноморского бассейна.

- Я от всей души желаю тебе успехов. И напоследок: если б можно было вернуть время вспять, ты изменила бы что-то в своей жизни?

- Да, наверное...Знаешь пословицу : "Знал бы, где упадешь, соломку бы подстелил". Но, тем не менее, если бы мне представился случай заново прожить жизнь, то я и тогда не пошла бы работать в кондитерскую…

 

 Инга АБГАРОВА

Афины-Тбилиси-Афины

 

Другие материалы в этой категории: « НИТЬ ВРЕМЁН СМЕКАЛКА, КРЕАТИВ И ЭРУДИЦИЯ »

 

 

 

 

 

 

 

Top