«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… «Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

ПОНТИЙСКИЕ КРЕДИТЫ: НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ

ПОНТИЙСКИЕ КРЕДИТЫ: НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ

  • 24/04/2018
  • 183
Что будет с понтийскими кредитами? Мало кого не волнует этот вопрос. И тех, кто платит взносы регулярно – надо признать, что и такие есть, и тех, кто перестал платить, и даже тех, кто не платил никогда…

История с понтийскими кредитами - именно так называют кредиты на приобретение жилья, выданные греческими банками на основании закона по обустройству репатриантов.

Этот способ кредитования отличался от всех остальных тем, что не предполагал серьезной проверки получателей на предмет платежеспособности. А именно, в банках не требовали непременной в таких случаях справки с места работы, отчета о доходах и так далее.  Более того, в расчет не принимался возраст получателя кредита, его семейное положение и так далее. Таким образом, практически все желающие смогли получить заветные 60 000 евро на приобретение жилья. Мало кто обращал внимание на мелким шрифтом набранную строчку о необходимости деньги непременно вернуть… Кто –то потому, что прекрасно понимал, что кредит не подарок, его необходимо выплачивать, ну, а кто-то как раз потому, что ничего выплачивать не собирался изначально.

Разговоры о том, что деньги эти были переданы Евросоюзом Греции специально для репатриантов и вообще не предполагались к возврату стали ходить почти сразу с момента старта кредитования.

Тот факт, что гарантом выдачи денег выступило греческое государство, свел отношения должников и кредиторов к простой схеме: банк заявляет, что разбираться с неплательщиками будет не он, а само государство. Государство хранит молчание. По крайней мере, пока.

Сегодня, по прошествии почти двадцати лет, вопрос о возможном «списании» понтийских кредитов является все таким же актуальным.

Тем более, что как раз сегодня – 10 апреля – время очередного взноса.  Памятуя о том, что большую часть понтийских кредитов выдал Национальный банк Греции, мы отправились за разъяснениями в то самое его отделение на ул. Эолу, которое заняло одно из первых мест по количеству понтицйев, получивших здесь кредит.

Как объяснила нам служащая банка, в последнее время к понтийским кредитам стало проявлять интерес министерство экономики Греции. У банков министерство затребовало данные злостных неплательщиков. С какой именно целью – неизвестно. Если вспомнить, что в Греции более не  действует закон о неприкосновенности единственного жилья, на основании которого , несмотря на задолженности по кредиту, человека нельзя было выгнать на улицу из дома, являющегося его единственным жильем, то логично предположить, что процесс выселения вполне может и начаться.

Существует также мнение, что должников «перепродадут» немецким банкам, которые будут взымать долги уже сами.

В Национальном банке нам также объяснили, что в случае неуплаты взноса вовремя, должник имеет право погасить сумму взноса в течение еще трех месяцев, а затем его документы передаются в налоговую службу. Вернее, не совсем в налоговую, а в некую промежуточную инстанцию, в которой находятся еще какое-то время.

- Не менее четырех лет, - сказала служащая банка. Что происходит затем, в Национальном банке не знают.

Нам также удалось выяснить, что понтийские кредиты не подпадают под знаменитый закон Кацели  - то есть, не подлежат структуризации, другими словами, уменьшению ежемесячных выплат за счет увеличения срока погашения кредита. Опять-таки по причине наличия гаранта в лице греческого государства.

Служащая банка призналась, что если б не такой гарант, банки давно уже начали бы принимать самые строгие меры к должникам.

Как тут не согласиться с мнением ряда лидеров понтийских обществ Греции, что вопрос кредитов для репатриантов – это политический вопрос, и решать его должны те самые министерства, которые утверждали закон о кредитовании.

Вот только министерствам, как нам представляется, не до этого… и налицо замкнутый круг: тем, кто платит - никакого послабления, тем, кто не платит – никакого наказания. Так может, последние – умнее?

 

Инга АБГАРОВА

 

 

 

 

 

 

 

Top