«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… 
«Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

НО И ЛЮБОВЬ – МЕЛОДИЯ…

НО И ЛЮБОВЬ – МЕЛОДИЯ…

  • 29/12/2022
  • 155
С пианисткой и композитором Ириной Карпухиной-Валентиновой мы познакомились на вечере в Русском Доме Афин. Я не великий специалист в области исполнительского искусства, но когда эта очаровательная женщина дотронулась до клавиш, стало понятно – играет не просто профессионал, играет…сама мелодия…

Надо отдать должное греческим коллегам – в стране не осталось газеты и журнала, который бы не написал об Ирине…Давно пора было познакомить с ней и наших читателей…И вот я сижу в гостях у пианистки в квартире, которая тоже напоминает игру Ирины: так здесь все красиво, изысканно, так повсюду чувствуется тонкий вкус хозяйки… Талантливый человек талантлив во всем – это про Ирину, умеющую превращать простые на первый взгляд предметы в произведения искусства… И это неудивительно – для человека, который видит музыку во всем, умеет ее рисовать и различает ноты по цветам, наверное, нет невозможного в мире красоты…

КАК У МОЦАРТА…

То, что Ирочка свяжет свою жизнь с музыкой, в московской семье ее родителей - художника-музыканта и певицы было само собой разумеющимся.  А еще прадедушка – регент в церковном хоре. И бабушка – певица. Ребенок начал петь еще до того, как ходить и разговаривать, в два года  «подпевал» маме непременно вторым голосом, ни разу не спутав тональность, а в пять с половиной девочка уже аккомпанировала бабушке и делала для родителей оркестровки… В самой известной в мире - Центральной музыкальной школе при Московской консерватории, куда привела мама шестилетнюю Ирочку, учились дети элиты – правнучка Немировича-Данченко, сын композитора Сидельникова, оперного певца Мазурка… И поступить туда без определенных знакомств было ох, как непросто… Не говоря уже о сложнейших вступительных экзаменах… Но девочка справилась, продемонстрировав свой уникальный дар: сверх абсолютный гармонический слух…

- Как у Моцарта, - перешептывались маститые педагоги…

СИНЯЯ «МИ» И ЧЕРНЫЙ «ДО-МИНОР»

- Гармонический слух, - рассказывает Ирина, - это способность воспринимать многоголосную музыку, воспроизводить ее в музыкально-слуховых представлениях, осуществлять фонический и функциональный анализ созвучий, определять структурные компоненты аккордов (тоны, интервалы, группы тонов и интервалов), их высотное положение и соотношение друг с другом. А также воспроизводить их в разложенном виде (арпеджировать) голосом, или на каком-либо музыкальном инструменте.

С композитором Маносом Хадзидакисом


Вот, смотрите,  - она дотрагивается ложечкой до фарфоровой чашки, слышите? Это «си бемоль»…

Я деликатно молчу…Музыканты – народ особенный, посвященный, поцелованный Всевышним… То, что для них вполне себе понятно, для непосвященных подчас дремучий лес… Впрочем, так, наверное, в любой профессии. Вот Ирина, например, «видит» цвета нот… Это, кстати, не все музыканты могут. Умел Скрябин…

- Они, ноты, их звуки, все цветные,  - говорит Ирина, – например, «соль» малиново- сиреневого цвета, «ля»-оранжево- красного, «до» - прозрачно-золотого, «ми» – синего, ну, а «до минор», конечно, черного… Я смотрю на картину художника и вижу ноты… И наоборот. Каждое музыкальное произведение можно…нарисовать…

«УЛЫБКА ДЖОКОНДЫ» ХАДЗИДАКИСА И «ОДИССЕЯ» ТЕОДОРАКИСА

Уникальный ребенок – так называли Ирину Карпухину в музыкальной школе. Впрочем,  уникальность имела и другую сторону: зубрить и часами разучивать музыкальные произведения – это было не про Ирину. Ей достаточно было один раз услышать сложное произведение, просто услышать, чтобы сразу сыграть его. Более того, сразу написать его нотами…

С Микисом Теодоракисом во время работы над «Одиссеей»


«Написать» в полном смысле этого слова музыку, то есть переложить клавирный набросок в нотный текст, другими словами, партитуру для исполнения её каким-либо составом оркестра или инструментальным ансамблем  - дело очень непростое. Это умение не всегда присуще даже великим сочинителям музыки, то есть композиторам. А вот у Ирины это всегда получалось прекрасно. В Греции ее имя стало известным не только благодаря великолепной игре на фортепиано, но и умению делать оркестровки музыки знаменитых композиторов.

С будущим супругом – греческим журналистом Ирина – тогда студентка Московской консерватории - познакомилась на Фестивале молодежи и студентов в Москве. Переезд в Грецию подарил ей незабываемые годы совместной работы со знаменитыми греческими музыкантами и композиторами, а Греции – удивительную пианистку, имя которой стоит на афишах и дисках рядом с именами Микиса Теодоракиса, Маноса Хадзидакиса и Вангелиса Папасанасиу.


…Из всех искусств земли одной любви музыка уступает, но и любовь –мелодия…

А.С.Пушкин


- Я не хотела уезжать из России, - говорит Ирина, - но сейчас я счастлива, ведь со мной все время музыка…

Первые годы жизни в Греции для Ирины стали работой в трех музыкальных школах и французском ресторане, и написанием оркестровок по ночам…

- Знаете, я никогда не искала работу – она сама меня находила.  Так состоялось знакомство с Маносом Хадзидакисом, который готовил тогда к изданию свои произведения для фортепиано с голосом… Нужно было переложить все эти произведения, записать, сделать, как мы говорим, транскрипцию. В итоге получились пять книг – они и сейчас продаются. Так началось наше сотрудничество, которое продолжалось много лет…

Имя Ирины Карпухиной появилось на знаменитом альбоме Хадзидакиса «Улыбка Джоконды», возрожденном в Греции. Впервые этот альбом был записан в Нью-Йорке еще в 1965 году, с продюсером Куинси Джонсом и выпущен в США.  Но когда в  Греции решили возродить «Улыбку Джоконды», выяснилось, что все ноты были утеряны… Надо было прослушать не самую хорошую запись и написать ноты. И тут пригодилось уникальное умение Ирины – мастера оркестровки…

Еще один значительный момент в судьбе Ирины – работа с Микисом Теодоракисом над альбомом «Одиссея» - сборнике песенных произведений.

И все-таки самым главным в жизни пианистки оставалось фортепиано. Ирина много лет аккомпанировала Марии Фарадури, будучи руководителем ее оркестра, играла в Мегаро Мусикис, Иродио, гастролировала во Франции, Бельгии, Англии, Германии…

Знаменитый Спиваков, услышав игру Ирины, не сдержал восхищения. - Это что-то космическое, - признался великий дирижер…

ВАНГЕЛИС ПАПАСАНАСИУ И «АЛЕКСАНДР»

Много лет активной работы связывают Ирину еще с одним знаменитым композитором Вангелисом Папасанасиу – легендарным автором вокальной симфонии «Mythodea», которая в 2001-м стала официальной музыкой миссии НАСА «Марс Одиссей». Он же является автор музыки открытия Олимпийских игр в Афинах и гимна чемпионата мира по футболу в Японии и Корее.

Сценическим  псевдонимом Валентинова пианистка обязана как раз Вангелису. Композитор, узнав имя ее отца, предложил превратить его в сценический псевдоним. С тех пор именно это ее имя стоит рядом с именами великих на афишах, дисках, нотных партитурах…

С автором знаменитой «Mythodea» Вангелисом Ирину Карпухину-Валентинову связывает многолетнее совместное творчество


Честь переложить на ноты для оркестра музыку Вангелиса к нашумевшему фильму Оливера Стоуна «Александр», посвященному жизни Александра Македонского, также принадлежит Ирине Карпухиной-Валентновой.

- Вангелис (так называли композитора во всем мире, прим. автора) написал музыку к фильму на синтезаторе, - говорит Ирина. – Режиссер хотел, чтобы музыка звучала непременно в исполнении оркестра. И я написала ее для Пражского симфонического оркестра, который вы и слышите в картине…»Александр» - один из немногих художественных фильмов в мире, музыка в котором звучит в исполнении оркестра…

В фильме «Путешествие на Итаку», посвященном биографии Вангелиса Папасанасиу вместе с Шоном Коннори, Джесси Норман и другими звездами о работе с композитором рассказывает и Ирина…

- Композитор сочиняет музыку, - рассказывает Ирина, - но ее же надо еще записать, переложить на ноты… - Это, как правило, не все любят и не все умеют… Я слушаю, играю, мне легко записывать, при этом, иногда даже что-то при записывании можно подправить… Что-то вроде работы редактора, который, прослушав запись на диктофоне, записывает , по ходу исправляя те или иные слова в речи того, кто наговорил, понимаете?

МУЗЫКА, КОТОРАЯ РОЖДАЕТСЯ САМА СОБОЙ

Ирина и сама пишет музыку – у нее свыше 4500 собственных музыкальных произведений. Одно из них мы имели возможность услышать на вечере в Русском Доме в Афинах. Не так давно в Афинах был записан музыкальный альбом произведений Ирины «Свет невинности», в который вошли одиннадцать ее произведений.

А таиландский художник Сомсак Чаитуч, послушав музыку Ирины так вдохновился, что написал серию работ, которые затем выставил в одной из престижных арт галерей Нью-Йорка…Успех у выставки был бешеный…

- Так было всегда, - говорит Ирина, – я садилась за инструмент и…сочиняла. Музыка сама собой рождалась. Признаюсь, что как-то сыграла одно из своих произведений Вангелису и он сказал, что был бы счастлив, если б написал такую музыку. Для меня была великая честь услышать эти его слова.

Работы таиландского художника Сомсака Чаитуча, написанные под впечатлением от музыки Ирины, были выставлены в Нью-Йорке


- Самое главное, - считает пианистка, - не лениться, заниматься. Музыка любит усердных, прилежных, одного таланта мало, - уверена она. При этом она не является поклонницей многочасового времяпрепровождения за инструментом…

Об инструменте – отдельный разговор. Ирина уверена, что хороший пианист из любого инструмента может извлечь дивный звук… А не очень хорошего не спасет никакой инструмент…

- Как музыканту мне с малых лет было интересно что-то новое, я имею в виду жанры музыки. Папа любил джаз и я его полюбила… Вот, например, хотите я сыграю вам Баха  в джазовом стиле?

И Ирина направляется к роялю, рядом с которым дремлет привыкший к божественным звукам кот Макс…И дальше – слова все сказаны - только музыка…

Осталось спросить у Ирины о любимых композиторах… но, думается, она любит их всех…

Ну, а музыка, и это однозначно, любит ее…

 

Инга АБГАРОВА

 

 

 

 

 

 

 

Top