«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… 
«Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

НАМ ОЧЕНЬ НЕ ХВАТАЕТ СПЛОЧЕННОСТИ В ЗАЩИТЕ СВОИХ ПРАВ Главный советник Фонда защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Игорь Паневкин

НАМ ОЧЕНЬ НЕ ХВАТАЕТ СПЛОЧЕННОСТИ В ЗАЩИТЕ СВОИХ ПРАВ

  • 01/06/2022
  • 293
1 января 2022 года исполнилось 10 лет работы Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Эта некоммерческая организация работает по всему миру. Имеет свои Центры правовой помощи в 17-ти странах. Фонд финансирует их работу для того, чтобы они с помощью своих адвокатов, юристов давали бесплатные консультации нашим соотечественникам. Ежегодно в эти Центры обращается порядка 9 тысяч человек. Но тех, кому нужна серьёзная адвокатская помощь, гораздо больше: около 30 тысяч россиян находятся сейчас в зарубежных тюрьмах. И не всегда эти аресты правомочны. О том, как работает Фонд и какие задачи решает сегодня, мы поговорили с Игорем Константиновичем Панёвкиным, главным советником Фонда, в прошлом – его Исполнительным директором.

 – Какие самые резонансные дела в работе Фонда есть на данном этапе?

- Мы впервые начали заниматься нашими моряками, которые сидят в греческой тюрьме: их около 40 человек. Россиян обвиняют в организации нелегальной миграции, им грозят большие сроки. Хотя очевидно, что они попали туда не по своей воле. Отозвались на объявления о наборе в матросы, наличие бесплатного обучения. Это в большинстве своём неопытные молодые люди, которые польстились на привлекательные условия. По прибытии у них забирают документы, ставят на суда и говорят: будете возить туристов. А на самом деле они возят нелегальных мигрантов. Наш Фонд занялся судьбами моряков. Девятерым из них мы уже помогли, с остальными работаем. Еще одно показательное дело мы ведём в Вильнюсе. Это так называемое “Дело 13 января”. Дело в том, что 67 человек обвиняются в совершении военных преступлений: сидели за рулем танков, захватили телецентр во время подавления массовых беспорядков в Вильнюсе в 1991 году. Тогда погибло несколько участников протестов. Среди обвиняемых есть граждане разных бывших союзных республик, в том числи и россияне. Семь лет назад один из них, Юрий Мель – командир танкового экипажа при штурме телецентра, оказался в руках литовского “правосудия” и 12 марта прошлого года должен был выйти на свободу после отбывания срока. Но суд решил добавить ему еще три года, удовлетворив поданную прокуратурой апелляцию, посчитав, что его прежнее наказание не соответствовало масштабу преступления. Наш фонд не первый год занимается делом Юрия Меля. Апелляционный вердикт с точки зрения наших экспертов и правоведов был совершенно необоснован. Недавно у нас появилась возможность приглашать адвокатов наших подзащитных в Москву для консультаций. И адвокат Юрия приезжал сюда, мы собирали экспертный совет с участием представителей Генеральной прокуратуры, МВД и МИДа России. Совместно мы выработали стратегию защиты, но процесс этот небыстрый, как скоро он разрешится в данных условиях сказать трудно. Кроме адресной помощи, мы ведем большую информационную работу через средства массовой информации. Это финансирование правовой колонки или рубрики в русскоязычных зарубежных СМИ. Из-за русофобии многие рекламодатели отказались давать рекламу в этих изданиях, им сейчас тяжело выживать. Мы стараемся увеличивать финансирование этих страничек, потому что они пользуются все большей популярностью. Таким образом поддерживаем русскоязычные СМИ.

 – Наш военнослужащий, 21-летний Вадим Шишимарин осужден украинским судом пожизненно за убийство мирного жителя в г.Сумы. На днях еще двое наших солдат осуждены на 11,5 лет тюрьмы. Ваш Фонд имеет возможность помочь нашим ребятам оспорить решения суда, может быть обменять их на осужденных украинцев?

- Для Фонда работа на Украине достаточно тяжела. С 2014 года мы находимся под санкциями и поэтому обладаем очень ограниченным инструментарием для воздействия на судебную и правоохранительную систему Украины. Хотя мы пытаемся что-то сделать. У нас в этой стране было несколько процессов, в том числе в поддержку правозащитников. Наши специалисты, не имея возможности лично участвовать в судебных разбирательствах, изучают опыт работы правовой системы Украины и её методы в отношении и правозащитников, и политических оппонентов власти, и церковных гонений. Поэтому мы будем готовы принять участие в защите прав наших россиян в этой стране, как только появится такая возможность. Из опыта других стран можно сказать, что есть некоторые рекомендации по работе в судебном процессе. Нужна широкая медийная поддержка, присутствие на суде консула или представителя посольства, присутствие в зале родственников подсудимого. Это положительно влияет на судей и принятие решений. Но, конечно, в случае Украины это практически невозможно сделать. Поэтому мы можем надеяться только на военно-политические возможности нашей верховной власти.

 – Ваш Фонд издал несколько интересных работ по Украине: “Обыкновенный фашизм. Украинские военные преступления и нарушения прав человека (2017 – 2020 гг.)”, Информационно-аналитический обзор “Проявления нацизма, неонацизма и ксенофобии на Украине”. Исходя из них, мы понимаем, что Украина стремительно скатывается к крайним проявлениям нацизма – идеям национального превосходства. Каковы перспективы – Холокост?

- Идеи расовой неполноценности известны давно. Еще в 18-19 веках европейцы считали, что можно убивать индейцев, потому что у них нет души, а значит, они не люди. Во время крестовых походов крестоносцы – опять-такие европейцы – массово убивали иноверцев – мусульман, не считая их полноценными людьми из-за того, что они просто другой веры. Не думаю, что такое возможно сегодня. Ведь Холокост это теория о расовом превосходстве, которую поддерживает само государство. Хотя, если посмотреть на Украину… Идеологи деструктивных идей, которые там сейчас процветают, уже давно поделили страну на три части. Самые чистые украинцы – так называемые западенцы, жители западных областей Украины. В центральной части страны живут еще более менее качественные украинцы. Ну а что касается востока, Донбасса и Луганска особенно, там живут самые нечистые украинцы. А дальше делается вывод, что мы должны научить этих нечистых, как надо жить правильно. И очевидно, что в этой стране ожили и проросли на благодатной почве ростки неонацизма. Тем не менее то, что происходит там сейчас, не является холокостом, потому что все-таки украинские власти пока не дошли до открытого государственного принуждения к уничтожению определённой группы людей на основании только их расы или национальности. И – очень надеюсь – не дойдут!


Если вы столкнулись с нарушением своих прав или проявлениями русофобии, обращайтесь в правовые центры Фонда – адреса по ссылке https://pravfond.ru/pravozashchitnye-tsentry/ 


– Если мы не можем влиять напрямую на власти какой-то страны в деле защиты прав и интересов соотечественников, можем ли мы рассчитывать на помощь международных институтов (Совет по правам человека ООН, ЕСПЧ и пр), если членство нашей страны в них приостановлено? Какие инструменты международного влияния сохранились у России?

– Формально до конца года мы еще будем числиться в Совете Европы. Несмотря на то, что мы до сих пор рассматриваем её как большую серьёзную площадку для диалога, за последние годы Совет существенно нивелировал все то, что нам удалось совместно достичь ранее. Русофобские настроения, которые присутствуют в Европе, практически исключили Совет Европы как площадку для дискуссий. Хотя мы осознаем, что будут сложности. Ведь, начиная с 1949 года, в Совете Европы выработано немало полезных документов – более 200. Наша страна ратифицировала и восприняла в своё правовое поле порядка 86 документов и договоров из этого числа. Не так просто будет отказаться от них. Здесь должна быть определённая юридическая и политическая работа, поскольку многие из этого перечня затрагивают жизненные интересы и россиян, и нашей страны в целом. В том числе это и борьба с коррупцией, и с терроризмом, и другими серьёзными правонарушениями. В каждом из документов прописана процедура выхода. И поэтому просто сказать, что мы выходим из Совета Европы и прекращаем действия всех договоров, не достаточно. Кроме того, мы подписали Устав ООН, где одна из целей – для того чтобы охранять будущие поколения от всех ужасов войны – это соблюдение принципов уважения прав и свобод человека. Уже на основании этого Устава прописаны многие другие международные документы. Для контроля их исполнения существуют Комитеты, в которых работают наши дипломаты. И в рамках ООН у нас сохраняются прежние инструменты для взаимодействия с другими странами, включая Совет ООН по правам человека. Помимо общемировой структуры, есть региональные Советы по правам человека: Американский, Африканский, Арабский и пр.  Все они немного отличаются друг от друга объёмом и перечнем прав, и в каждом конкретном случае мы вполне можем работать с ними. Поэтому Европейскую систему прав человека нельзя считать единственно верной и единственно правильной, несмотря на то что мы к ней присоединились. К тому же, так или иначе все права, которые записаны в Европейской конвенции прав человека, присутствуют в нашей Конституции. Поэтому не стоит переживать за отсутствие возможностей для соблюдения базовых прав после выхода России из Совета Европы и ЕСПЧ. Кроме того, остается ОБСЕ. Начиная с 2013 года, наш Фонд очень активно работал с этой структурой и присутствовал на всех её заседаниях.


Телеграм-канал Фонда: https://t.me/pravfond_official


Мы даже подготовили пару методических рекомендаций, брошюр для наших правозащитников, в которых кратко описали основные принципы и параметры, к реализации которых стремится ОБСЕ, для ссылок на них в процессе адвокатской или другой юридической защиты. Нельзя отрицать наши возможности в правовом поле ООН и Европы. Но нам очень сложно работать там из-за пандемии русофобии, охватившей политические круги ведущих стран мира, диктующих свою волю сателлитам, небольшим и мало влиятельным государствам. Сегодня гонения идут не на русских, российских граждан и политических лидеров России, а на все русское, на весь русский мир как таковой. В этой связи вспоминаю знаменитую книгу французского гравёра Гюстава Доре “История священной Руси” 1854 года. В ней автор сатирически-иронично изобразил всю историю России со времен зарождения первого русича, Рюрика и до Николая I, высмеивая и её лидеров, и сами исторические факты. И надо признаться, талантливо высмеял. Это книга стала самой популярной работой автора. Русофобия – понятие не новое. Она существует чуть ли не с 16 века. По ней есть очень много интересных работ: история зарождения, развития и т.д. Русофобия это навязанная определённым обществам болезнь, созданная искусственно. Это страх, который пытаются преодолеть, обвиняя Россию во всех смертных грехах. Сегодня им оправдывают, например, развитие НАТО. С давних времен в Европе бытует убеждение, что Россия слишком большая и богатая и должна делиться своими ресурсами. И чтобы заставить нас это сделать, важно убедить и европейцев, и – главное, самих россиян, что мы плохие. А чтобы стать хорошими, нужно поделиться ресурсами, территорией, суверенитетом или изменить политический строй.

 – В Европе мы наблюдаем массовые факты русофобии как по отношению к частным лицам, так и к нашим дипломатам. Количество экстремистских происшествий у российских посольств в первые месяцы 2022 года превысило тысячу и продолжает расти, в то время как за весь 2021 год таких случаев было около 300, сообщили РИА Новости в МИД России 31 мая. Может быть стоит нам быть более агрессивными в своих ответах на нарушения наших прав, стоит рыкнуть, махнуть дубиной разок?

- Наш министр Сергей Викторович Лавров все время делает заявления, зачастую довольно острые. Но он не может выступать один по всем фактам! Конечно, противостоять нападкам, защищаться обязательно нужно. В одиночку выстоять трудно. Для этого и существуют объединения соотечественников. Не всегда они могут быть эффективны, но всё же по-другому пока не получается. Мы как правило работаем с Координационными Советами российских соотечественников (КСОРС), которые существуют во многих странах мира. И здесь сами организации должны вести себя более активно: проводить демарши, выступать с заявлениями, обращаться от своего имени в международные правозащитные организации, включая ООН. Но я понимаю людей: им страшно оказаться под прессингом и властей, и агрессивных местных русофобов, да и выходцев с Украины, которые угрожают им. Другая проблема: не все послы считают работу с соотечественниками своим приоритетом. Есть те, кто открыт к общению, часто встречается с представителями организаций соотечественников, в курсе их проблем и жизни. А есть и такие, кто действует по принципу “лишь бы меня не трогали”: назначает не очень высокого ранга человека, мол, вы к нему обращайтесь по всем вопросам. К этой проблеме сегодня добавляется еще одна: многие наши посольства потеряли до половины своих кадров. Просто стало некому работать! Но сейчас нам очень не хватает сплоченности между отдельными организациями. Если взять страны бывшего СССР, то у нас до сих пор нет единого координационного центра, который бы объединил все Советы соотечественников из этих стран. Чтобы они чувствовали себя единым русским миром. Сейчас каждый из них живет своей жизнью, варится в своём соку, не вникая, как живут их соотечественники в соседних странах. А ведь проблемы у всех практически одинаковые, тем более в нынешней ситуации. Политика России, внешнеполитические ведомства, наш Фонд в частности, пытаются как-то объединить их. Но, получается, как получается…

 

Алла Шеляпина,

Источник: «Фонд Русский мир».

 

 

 

 

 

 

 

Top